Алексей Текслер. 100 дней у руля области

Почему люди уезжают из Челябинска и как это исправить — об этом и многом другом поговорил новый руководитель Челябинской области Алексей Текслер с корреспондентом новостного агентства 74.ru. Большое интервью прошло 1 июля и было приурочено к 100 дням на новой должности.

Ни для кого не секрет, что Челябинск давно перестал быть конкурентоспособным относительно других крупных городов страны. Соседние Екатеринбург, Уфа, Тюмень опережают его почти во всем. Прежние губернаторы не справлялись с задачей выведения мегаполиса из кризиса. Поэтому на пост руководителя области был назначен Алексей Текслер, выходец из «Норильского никеля», но с местными корнями, первый замминистра энергетики РФ. В чем же он видит проблемы, их причины и способы решения? Об этом читайте в его интервью  https://74.ru/text/gorod/66144196/?from=lastnewsmobile_old.

Мы же осветим вопросы, наиболее интересные жителям области.

— Алексей Леонидович, начать хочу с самого тревожного. Талантливая молодежь и хорошие специалисты не хотят здесь жить. Потому что Челябинск был и остаётся городом заводов.

— Люди не хотят оставаться здесь в основном из-за той ситуации или среды, которая существует в городе, ищут более комфортного места для жизни. И одна из моих задач как главы региона — повернуть ситуацию. Здесь должно быть комфортно, чисто, чтобы хотелось жить и работать, воспитывать детей. Всё остальное проистекает из этой цели. Не экономика должна стоять во главе угла, а человек. Нам нужно сделать места, где живут люди (и не важно, города это или сёла), чистыми, комфортными, удобными. Это с одной стороны. С другой — у людей должны быть условия жизни, возможность заработать, то есть рабочие места, где можно получить достойную зарплату.

— Но нужно признать, что основную роль в этом вопросе играет экология. Разговоры о том, что надо уезжать из Челябинска, вышли на пик с появлением информации о строительстве Томинского ГОКа.

— Тема Коркинского разреза наболевшая. Я же после назначения сразу приехал именно туда. По тем отчётам, которые я сейчас регулярно получаю, ситуация улучшилась: возгораний стало меньше, там постоянно проходят работы, связанные с локализацией эндогенных пожаров. Та инициатива, с которой я выхожу в этом вопросе, заключается в нескольких шагах. Первый шаг — это, конечно, прозрачность. Люди должны знать, что происходит за стенами ГОКа. Второе. Вся открытость и прозрачность связана не только с Томинским ГОКом. Мы должны знать, какая экологическая ситуация в Челябинске и не только в Челябинске, а везде, где есть определённые проблемы. В том числе за счёт организации дополнительных мониторинговых станций, которые могли бы работать в постоянном режиме и даже в режиме онлайн. Чтобы у предприятий была возможность предпринимать определенные меры при приближении неблагоприятных погодных условий, а у жителей — возможность это видеть и влиять.

А по Томинскому ГОКу я знаю, что были и общественные слушания, и разного рода экспертизы, они вполне законные, то есть с точки зрения строительства там все необходимые разрешительные документы существуют. Но не хватало одного — некоего общественного согласия на то, чтобы этот объект существовал.

Поэтому сейчас необходимо провести дополнительные мероприятия, связанные с тем, чтобы эксперты, в том числе международные, еще раз проанализировали ситуацию с точки зрения влияния на воздух, воду, землю — в общем, на все последствия деятельности этого предприятия.

Я вышел с инициативой создать челябинский ГОСТ, экологический стандарт. Его смысл в том, чтобы принять общественно согласованные требования к промышленным предприятиям, которые могут быть жестче даже федеральных норм и правил. И те предприятия, которые ГОСТу соответствовать не будут, в моём понимании, не должны работать на нашей территории.

А рычагом может быть только суд, единственный законный инструмент. Для его использования нужны серьезные правовые основания, важным из которых может как раз стать региональный экологический ГОСТ.

— Вот уже два года только ленивый в Челябинске не упоминает ШОС и БРИКС. Но сами саммиты простых челябинцев мало интересуют, это международное событие воспринимается исключительно как путь к долгожданному преображению города. Вернее, раньше воспринималось, потому что сейчас, кажется, совсем ничего не происходит. Вас устраивают темпы подготовки?

— Конечно, темпы медленные. Но мы меняем ситуацию и к сроку будем готовы. Вы абсолютно правы, саммиты — это в первую очередь вопрос подготовки города, это то, что будет для людей. Что делается в практическом плане? Мы получим в этом году четыре миллиарда на ремонт дорог. Его уже начали делать. Мы получим три миллиарда на два года на благоустройство Челябинска, на ремонт фасадов, озеленение, а также на набережную, которую мы будем делать у реки Миасс. Эти работы тоже уже начались.

Мы с вами получим новый аэропорт. И не только аэропорт, но и новый аэродром. Думаю, все, кто летают, видят, какая работа ведётся. Там фактически будет новое летное поле, в два раза больше нынешнего, современная инфраструктура. Самое главное, там будет новое навигационное оборудование. На это государство направило 6 миллиардов рублей, плюс инвестор вложил в здание аэропорта еще 6. Аэропорт будет соответствовать самому наивысшему классу ICAO — третьему. Сейчас пассажиропоток нашего аэропорта — миллион восемьсот с небольшим, а все эти решения приведут к возможности перевозить через наш аэропорт уже три с половиной миллиона человек.

— Тренд обсуждения у нас в стране задаёт глава государства. На днях прошла очередная прямая линия с Владимиром Путиным. Челябинская область прозвучала с вопросом о здравоохранении. Что можете сказать по данной теме?

— Исходя из наших возможностей и того, что в области я нахожусь с марта, поставил, скажу честно, сверхнапряжённую задачу (и сделал это осознанно, мне предлагали цифру 13) по строительству 24 фельдшерско-акушерских пунктов до конца текущего года. Мне кажется, это реальная задача, и я получаю каждую неделю по этому поводу отчёты. Её выполнение я держу на личном контроле.

В части 100 ФАПов я говорил до 2024 года. Вообще, у нас 658 ФАПов, из них порядка 130 сегодня не функционируют. В подавляющем большинстве там просто нет фельдшеров. Из 658 будут отремонтированы 80. Еще 20 будут построены там, где мы определили, исходя из необходимости. Главный вопрос функционирования ФАП — это фельдшеры.

У нас в целом острая нехватка кадров. При том, что у нас есть медицинский университет — с хорошей историей, качественной базой, но далеко не все из выпускников идут работать по специальности. Нужно коренным образом менять мотивацию врачей — создавать условия. Если мы хотим, чтобы люди поехали в деревню, мало дать им по программе «Земский фельдшер» 500 тысяч рублей. Ну не едут! Нужно менять подходы и к существующим программам добавлять новые. Может быть, мотивировать их на жильё в областном центре, которое они получат, отработав, скажем, три года в деревне. Нужны совершенно новые нестандартные формы. И я надеюсь, что такую программу до 1 сентября мы сформулируем и действительно сможем заинтересовать специалистов. Оборудование, безусловно, важно. Но в первую очередь нужны люди.

— Ваша семья перебирается в Челябинск?

— Конечно. Не обсуждается — мы всегда везде вместе!

— Кажется, что вряд ли вы заметно выиграли в зарплате. Тогда зачем вам всё это? С назначения на должность врио губернатора прошло ровно сто дней. За это время вы сформулировали для себя ответ?

— Я его сразу сформулировал. Себе, своей жене, друзьям я объяснял: у меня желание вернуть долг родному региону, в котором не жил много лет, но который люблю и с которым никогда не терял связь.

Июль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Яндекс.Метрика